Метафизика всеединства

Исходные принципы метафизики всеединства были мулированы философом-мистиком, богословом и поэтом В. ловьевым (1853 —1900) в работах «Критика отвлеченных «Чтения о богочеловечестве», «Оправдание добра», «Духо основы жизни» и др. Опираясь на традиции академич философии, философско-теологические воззрения Платона (4 347 до н. э.) и Августина (354 — 430), кантовскую антрополо славянофильские представления об общественной сол~ ности, В. С. Соловьев предпринял попытку создать всеобъемл христианское мировоззрение на базе обновления религии.

Исходным принципом философской концепции В. С. Соло явилось учение о всеединстве. В онтологическом ас всеединство выступает как трехипостасный Бог, определи начало всякого бытия. Абсолютной формой всеединства стан вечная божественная идея, или София, содержащаяся в божес

лом Логосе. В качестве универсального божественного элемен^йк всеединство проявляется в неотделимости творца и промыслитедя от бессмертной души человека. Всеединство — это единство творца л творения.

В гносеологическом аспекте всеединство выступает как цельное знание, представляющее собой неразрывную взаимосвязь эмпирического (научного), рационального (философского) и мистического (созерцательно-религиозного). Цельное знание мыслится Соловьевым как истина, включающая сущее, единое, все. В качестве такового оно вытекает не из результатов познавательной деятельности человека, а из проявления в нем абсолютного начала, или, по-иному, веры, интуиции, созерцательности.

Определяющим началом действительности В. С. Соловьев считал сверхъестественное царство божественной идеи, отражением которой является мир. Материальный мир не представляет закон­ченной статической картины и развивается благодаря божественной воле. Он эволюционирует от низших форм бытия к высшим. Минеральное царство как начало творческого процесса является основанием рождения растительного царства; в свою очередь, растительное царство служит условием животного царства, затем природного и, наконец, духовного человечества. Переход от низших к высшим формам бытия у В. С. Соловьева —это целе­сообразное восстановление утраченного в результате грехопа­дения единства мира.

У В. С. Соловьева история мирового процесса предстает в виде мистического эсхатологизма. Однако в отличие от ортодоксальных богословов В. С. Соловьев пытался создать концепцию оптими­стической эсхатологии, в соответствии с которой спасение челове­чества обеспечивается его приобщением к идее богочеловека. Религиозная философия освобождает сознание людей от внешней авторитарности и приобщает их к осознанному усвоению христианских ценностей.

Совокупность христианских ценностей, и в первую очередь божественной сферы истины, добра и красоты, составляет у В. С. Соловьева положительное всеединство, постигаемое на основе цельного знания. Цельное знание предполагает в качестве исход­ного принципа веру в безусловное существование абсолютного начала. Абсолютное, как всеединство, придает миру характер завер­шенной системы. Его сущность не может быть познана на основе суждений или выводов познающего субъекта, а постигается пос­редством приобщения к всеединству. Цельное знание, по мнению В. С. Соловьева, не может быть получено эмпирическими или рациональными средствами. Эмпирическое знание способно раск­рыть только внешнюю сторону явлений, рациональное — особен­ности самого мышления. Истина же, или сущее, не дана человеку

ни в опыте, ни в мышлении. Как абсолютная ценность, и достигается в конечном счете мистическим путем. Что же кас эмпирического и рационального познания, то они у В. С. Соло играют вспомогательную роль. Утверждение об истинном зн как синтезе эмпирического, рационального и мистического п знания является основанием для общего вывода о безуслов необходимости единства науки, философии и религии. Подоб единство, именуемое свободной теософией, позволяет сматривать мир как завершенную систему, обусловлен» всеединством или Богом. А это, в свою очередь, способе формированию целостного христианского мировоззрения, се цевиной которого должен стать догмат о богочеловечестве.

В общественной жизни принцип положительного всеединс реализуется в приобщении к идее богочеловечества. Природ человек, т. е. не просветленный божественной исти противостоит, по утверждению В. С. Соловьева, другим людям чуждая и враждебная сила. В борьбе за существование он пр поставляет себя другим, узурпируя тем самым принцип свободы равенства и провозглашая политику социальных и наклона антагонизмов. Только в том случае всемирная история придет* торжеству мира и справедливости, правды и добродетели, е объединяющим общественным началом станет воплощенный человеке Бог, переместившийся из центра вечности в це~ исторического процесса. Совершенное общественное устрой предполагает, с точки зрения В. С. Соловьева, единство вселенс: церкви и монархического государства, слияние которых дс привести к образованию свободной теократии.

В этнической концепции В. С. Соловьев исходит из преде ления о том, что своей победой над нравственным и физичес-злом Христос раскрыл человеку единственно правильный усвоения всеобщих моральных ценностей. Кроме неба нравствех совершенствование человека поддерживают его природные чувства стыд, жалость и благоговение. Но эти природные чувства слу индивидуальному проявлению высоких нравственных принцип Между тем совершенное добро может выступать только в униве сальном проявлении, т. е. не для отдельной личности, а для вс человечества. Всеобъемлющее утверждение совершенного до’ осуществляется посредством приобщения как личности, так-общества к нравственным принципам, принесенным на зе* Иисусом Христом.

В. С. Соловьеву принадлежит значительная роль в определи перспектив обновления православия, в разработке принципов : менизма, в пересмотре устаревших ортодоксально-традицио! положений христианства. Известно, что ведущие иерархи цер; вместе с синодом запрещали В. С. Соловьеву выступать ny6j

по церковным вопросам. Тем не менее он значительно глубже, чем иерархи и синодальные власти, понимал объективные тенденции в русском православии и наметил программу теологического обнов­ления христианства.

Представители метафизики всеединства — священник П. А. Фло­ренский (1882 —1937), философы С. Н. Трубецкой (1862 —1905) И Е. Н. Трубецкой (1863 —1920), С. Л. Франк (1877 — 1950), Л. П. Карсавин (1882 —1952) и др., опираясь на учение В. С. Со­ловьева, сформулировали новые варианты православной онтологии, гносеологии, социологии, эсхатологии.

Наиболее видным представителем метафизики всеединства был православный священник, богослов, ученый и философ П. А. Фло­ренский. Свои философские воззрения он изложил в ряде работ, и прежде всего в основной — «Столп и утверждение Истины». П. А. Флоренского интересует в основном мистика В. С. Соловьева. Для него истина — это сверхрациональная целостность. Она как «живая реальность» не может быть познана на основе законов логики, способных только омертвить ее, придать ей статическую неподвижность. Познание истины становится возможным на осно­ве разумной интуиции, тождественной религиозному пережи­ванию,— это процесс движения от высшего к низшему, от целостности к бесконечной множественности. Истина непости­жима, что же касается множества раздробленных истин («осколков истин»), то разуму они представляются противоречием, например, единосущности и трехипостасности, свободы воли и предопреде­ления. Истина оказывается антиномичной не как отражение антиномичности догмата, а как следствие антиномичности рассудка.

Как и И. Кант, П. А. Флоренский считал антиномичным не сам объект познания, а представления человека о нем. Разум не может найти в себе точку опоры, ему недоступны глубины догматических определений. Поэтому разрешение подобных противоречий воз­можно только на основе безусловного признания истинности дог­матов. П. А. Флоренский ограничивает познавательные возмож­ности человеческого разума, с тем чтобы повысить авторитет веры. Только в том случае, если будет признано, что «Истина есть единая сущность в трех ипостасях», т. е. что Бог и есть истина, станет возможным совмещение противоречивых суждений. В таком случае кажущаяся рассудку нелепость тринитарного догмата может быть преодолена и ниспровергнута подвигом веры. Познание истины у П. А. Флоренского в конечном счете становится возможным только на основе реального вхождения в недра божественного триединства.

Своеобразие философско-богословских конструкций П. А. Фло-
ренского состояло в том, что, в отличие от общепринятой системы
обоснования вероучительных принципов с помощью тех или иных

Научных данных, он подкреплял и иллюстрировал известные научные положения главным образом религаозно-философск богословскими посылками. Для обоснования истинности ловских выводов он широко использовал рационалистическ. казательства. Антиномии рассудка служат у П. А. Флоренскс только доказательством реальности абсолютного трехипоста_ Бога, но и средством осознания сущности тварного бытия| божественного творчества.

Антропологические воззрения П. А Флоренского ochobi на принципе божественной любви. Без этого может на только психическое и нравственное разрушение личности. . _ человека с полюсом святости и выражение своей «самости» деством «я —я» ведут его к утрате богоподобия и превраще! дьяволоподобие. Подобное разрушение личности П. А Флоре! называет второй смертью — отделением души от духа, в отлич естественной смерти, разделяющей душу и тело. Вне богопо| человек  лишается  собственной   субстанциальной  освд утрачивает свои созидательные качества, оказывается вне жизни.

Заметной и влиятельной фигурой в русской религис философии был С. Н. Булгаков (1871 —1944). В работах града», «Свет невечерний» и других С. Н. Булгаков изложил ность своих религиозно-философских взглядов. Исхода религиозном сознании является ощущение божественного Истины веры раскрываются в мистическом переживании, в щенном в словесных символах. Центральной онтологическойj лемой религиозной философии С. Н. Булгакова в соответс апофатической традицией стало божественное ничто. Из „ сотворен мир. Акт творения —это превращение небытия (укс бытие (мэон), или, иначе, самораздвоение абсолютного. № отличие от библейского «ничего» становится актуальным бь. из которого божественным словом создаются небесные растительный и животный мир. Основное назначение катег «ничто» — обосновать трансцендентность Бога посредством ж довательного утверждения того, чем Бог не является.

Одной из центральных проблем метафизики всееди!.. С. Н. Булгакова является учение о серийности мира. Учений Софии решается филс>ссчрский и богословский вопрос об шении творца к своему творению, объясняется и оправдал неадекватность сотворенного мира представлению о сущности^ жества. Понятие Софии у С. Н. Булгакова означает и идеа  л

основу мира, и «небесный прообраз сотворенного человечества

это и душа мира, и его объединяющая сила, и «вечная женственна в Боге», и премудрость Божия. Слияние Софии и ничто—* сотворение мира. Благодаря божественной премудрости, реалий мой в обществе, все разрозненное и единичное приобретает це тность, богочеловеческий характер. Мировая душа проявляете сознании и воле каждого отдельного человека и выступает в качвейф; синтезирующего начала всего многообразия социальной деятели* ности.

Булгаковская софиология в применении к историческому про­цессу выражается в эсхатологизации общественного прогресса, включении в сознательную деятельность людей провиденциальной цели. София обусловливает и характер общественного развития «как провидение, как объективная закономерность, как закон прогресса», она обеспечивает реализацию христианского идеала. С. Н. Булгаков подчеркивал, что только христианское мировоззрение позволит утвердить справедливые принципы производства и распределения, свободы и равенства, лучшей социальной организации общества и подлинной культуры.

Опубликовано 02 Ноя 2010 в 7:42 пп. Рубрика: Православная философия. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии закрыты.

 
Content Protected Using Blog Protector By: PcDrome.